Среди атрибутов религиозного культа, хранящихся в нашем музее, можно увидеть целый ряд весьма экзотических как по своему внешнему облику, так и по назначению предметов. К их числу принадлежат крупные морские раковины белого цвета, оправленные в медь или серебро. Они украшены затейливым орнаментом, изображениями драконов, мелкими цветными камнями. Это не что иное, как духовые музыкальные инструменты, имеющие большое символическое и магическое значение для тибетских последователей буддизма. Использование подобных музыкальных инструментов встречается в различных религиях мира и уходит своими корнями в глубокую древность.

Морские моллюски стали важной частью жизни человека еще в ту далекую эпоху, когда формировались зачатки его духовной культуры и, в частности, религии. Осознавая свою зависимость от сил природы, он обожествлял те явления и предметы, с которыми был связан в своей повседневной практической деятельности, которые имели для него жизненно важное значение. Первобытное почитание раковины оставило столь глубокий след в духовной культуре человека и оказалось столь живучим, что его пережитки сохранились даже в современных мировых религиях.

В религиозной традиции священная раковина прошла долгий путь превращения из объекта самостоятельного культа в один из атрибутов культа. Дольше всего и больше всего в таком качестве служили (и продолжают служить) «музыкальные» раковины, которых можно считать древнейшим духовым музыкальным инструментом. В сознании древнего человека процесс преображения дотоле молчащей раковины в источник звуков приобретал сакральный смысл: он символизировал «вдыхание жизни», превращение неживого в живое, одухотворение, рождение некоей божественной силы. Некоторые брюхоногие моллюски имеют крупную, вытянутую, спирально закрученную раковину, идеально подходящую для такой роли. Высверлив отверстие в верхних оборотах завитка или просто отпилив кончик раковины, из неё можно извлечь низкий, слышимый на больших расстояниях трубный звук.
Судя по сохранившимся изображениям и данным археологии, народы Центральной Америки 1,5-2 тыс. лет назад предпочитали специально обработанные раковины другим музыкальным инструментам. Ацтеки использовали в религиозных обрядах и праздниках «раковинные» трубы двух видов – простую «кикистли» (с одним отверстием) и сложную «атекоколли» (с несколькими отверстиями). С помощью «атекоколли» умелые музыканты могли издавать звуки различных тональностей и даже исполнять сложные мелодии. В доколумбову эпоху подобные духовые инструменты, тоже имевшие культовое значение, были распространены также среди племён Южной Америки и островов Карибского моря. А в наше время в латиноамериканских странах гулкие звуки раковин возвещают о начале карнавала.
В Старом Свете традиции ритуального использования «музыкальных» раковин ещё более глубокие. Они восходят ко времени возникновения здесь первых в истории человечества цивилизаций (4-5 тыс. лет назад). В древнем Шумере, в додинастическом Египте и на острове Крит во времена расцвета минойской культуры торжественные процессии сопровождал священный рог, сделанный из морской раковины. В культовых целях применяли «музыкальные» раковины и создатели древнейшей (так называемой протоиндийской) цивилизации Индии. От них священная раковина, вместе с другими религиозными символами и атрибутами, перешла в классическую (санскритскую) индийскую культуру, созданную пришельцами-арийцами. В древнем индийском эпосе «Махабхарата» белая витая раковина неоднократно упоминается в качестве атрибута богов, царей и великих воинов, причём у каждого из них она имела своё собственное имя.
В индуизме священная раковина фигурирует под названием «Шанкха» (в переводе с санскрита – «божественное счастье») и считается атрибутом бога Вишну как водного начала. Она символизирует первозданный звук вселенской гармонии Ом (Аум), космическую творческую энергию Парамчайтанью и первобытную водную стихию, вселенский океан Гарбходаку. Культ Шанкхи был так распространен, что попал в буддизм, а также в его тибетско-монгольское ответвление – ламаизм. В Тибете священная раковина известна под названием «дунгкар», что означает «белая раковина». И сегодня белая витая раковина – непременный атрибут любого, даже бедного индуистского и буддийского храма. Извлекаемый из нее звук означает духовное очищение и служит сигналом к началу богослужения. Кроме того, тибетские буддисты и по сей день используют «дунгкар» в ритуале очищения жилища от злых духов.
Священная Шанкха – не что иное, как раковина одного из видов турбинелл – Turbinella pyrum, обитающего в Индийском океане. В зависимости от направления завитков индусы делят раковины на мужские, женские и бесполые. Считается, что чистый божественный звук, приносящий всем живым существам освобождение от материальных страданий, способна издавать только левозакрученная (синистральная) «мужская» раковина. Но левозакрученные турбинеллы очень редки (на тысячу обычных приходится всего один такой экземляр), а потому очень дороги. При отсутствии подходящих турбинелл иногда использовались белые «мужские» раковины других брюхоногих моллюсков, например паукообразного лямбиса обычного (Lambis lambis) – крупного представителя семейства Strombidae, у которого приходилось предварительно отпиливать длинные выросты. А вот буддисты, в отличие от индусов, считают священной правозакрученную (декстральную) раковину.
Культ раковины был широко распространен и среди народов, населявших в доантичную эпоху берега Средиземного моря. Священный рог, сделанный из раковины, символизировал бога морской стихии, от милостей которого во многом зависело благополучие жителей Средиземноморья. Отголоски этого архаического культа сохранились в древнегреческой мифологии. По одному из мифов, морской бог Тритон, сын «владыки вод» Посейдона, громкими звуками своего волшебного рога мог вздымать и успокаивать волны. В античном и позднейшем европейском искусстве Тритон традиционно изображался трубящим в витую раковину. Считается, что за атрибутом греческого морского бога скрывается один из видов хароний – крупнейший брюхоногий моллюск Средиземного моря Charonia nodifera (семейство Cymatiidae).
Помимо турбинелл, лямбисов и хароний ценились и другие «музыкальные» моллюски – семифузусы, кассисы, бурсы, букцинумы. Наряду с «участием» в религиозных культах, они служили сигнальными трубами морякам, воинам и пастухам. Известны случаи использования раковин в качестве ударного инструмента – своеобразного барабана, имевшего как обрядовое, так и военное назначение. В наше время в странах Латинской Америки и Европы звуки, извлекаемые из раковин, возвещают о начале карнавала. Богатое «музыкальное» прошлое запетатлелось в современных научных названиях брюхоногих. От древнеримской военной сигнальной трубы (buccina) произошло название букцинумов – морских трубачей (семейство Buccinidae), а Тритон «поделился» своей славой с тихоокеанской харонией – Charonia tritonis. Кстати, тритонова харония и сегодня используется жителями Океании как музыкальный инструмент. В Новой Зеландии и на Таити она известна под именем «путатара» и является священной: раньше за прикосновение к ней простой смертный мог лишиться руки.